Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Дмитрий Быков о Вертинском.

Еще одна новая лекция Дмитрия Быкова, на сей раз - о Вертинском. Как всегда Дмитрий Львович блистательно фонтанирует, сопоставляет, сравнивает в совершенно неожиданном ключе, имея исключительно свое, особое мнение, демонстрируя оригинальный свой взгляд на русскую литературу и поэзию.   Масса информации, которая подается по кругу, радиарно,  центробежно, центростремительно...Чрезвычайно интересно. Но  тема лекции, мне кажется, выбрана с одной целью - донести до нас мысль, что любить Россию лучше издали, и пора, ребята, валить. А это больно и тревожно.
Аудиозапись эдесь: https://yadi.sk/d/1tpqbqNQfErHL

Елена Чижова. Крошки Цахес.

Начиная читать роман с таким названием, ожидала найти в нем уродливых телом и косноязычных героев, пользующихся чужими заслугами, но попала в атмосферу советской элитной ленинградской школы с изучением предметов на английском языке. Другое дело, что некоторые «интеллигентные» персонажи романа подчас видят мир глазами уродливого карлика. Школа – «блаженный островок показухи» - гордость района, с потоком иностранных делегаций, с демонстрацией бесчисленным комиссиям того, как советские школьники читают в оригинале литературу чуть ли не лучше самих англичан. Талантливая учительница английского языка руководит школьным шекспировским театром.
“СССР. Indeed. Крошка Цахес. СССР — Крошка Цахес". Так считает учительница. И уводит своих подопечных в мир гармонии сонетов и пьес Шекспира и не может допустить туда ни одной книги или пьесы, которые были бы способны поколебать эту гармонию, это «золотое сечение». Но наше государство всех дергает за ниточки, и учительница также дергает за ниточки своих учеников, причем и вне режиссуры. Как человек она не всегда симпатична: ее можно назвать непримиримой, и даже жестокой. Но таким образом она противостоит жестокому миру и учит противостоять ему детей. В мире, в котором все равно тобой управляют, надо понять и выбрать: кто и ради чего будет тобой манипулировать. И Ф. (так учительница зовется в романе) использует этот простой механизм для того, чтобы воодушевить и привить ученикам духовное противоядие, приобщить к высокой культуре.
«Злоба дня захлестывала всех одинаково», но «оказалось, что противоядие, которое она, готовя нас к жизни в огромной и жестокой Империи, протягивала на кончике кинжала или шпаги, в некоторых случаях действует и после распада».
Это более, чем через 20 лет признает ученица, искренне влюбленная и безгранично преданная умной и тонкой учительнице английского языка. Я намеренно не рассказываю о той драме, разыгравшейся в стенах класса, которую девочка пережила (спойлер).
А свет шекспировского факела, зажженного в душах «элитных» школьников постепенно меркнет, и, рассказывая эту историю, девочка, уже сорокалетняя женщина, как бы раздувает тлеющие огоньки, и сама греется этими воспоминаниями. Грустно, но честно.
Особо о языке Елены Чижовой. Читать временами сложно, повествование несколько «рваное», но, читая, попадаешь в лабиринты мысли, в которых хочется гулять и вдумываться в многочисленные метафоры.